Контролирующее должника лицо должно иметь возможность оспорить законность включения требований в реестр
Перезвоните мне + 7 (495) 785 73 90
Контролирующее должника лицо должно иметь возможность оспорить законность включения требований в реестр
10.08.2022

К такому выводу пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 7 июня 2022 г. N 305-ЭС21-29550 по делу N А40-269141/2019.

14.07.2020 в рамках дела о банкротстве Общества определением арбитражного суда первой инстанции в реестр требований кредиторов должника включены требования Гражданина в размере 1 013 200 руб. Не согласившись с определением суда от 14.07.2020 одно из контролирующих должника лиц подало апелляционную жалобу.

31.08.2021 Определением суда апелляционной инстанции, оставленным без изменения постановлением суда округа от 22.10.2021, апелляционная жалоба возвращена заявителю. Контролирующее должника лицо обратилось в Верховный Суд Российской Федерации с кассационной жалобой, в которой просит отменить указанные судебные акты.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия пришла к следующим выводам:

Требования кредитора основаны на задолженности Общества перед Гражданином в размере 1 000 000 руб., возникшей в результате ненадлежащего исполнения обязательств по договору займа, подтвержденной вступившим в законную силу решением районного суда и включенной в реестр требований кредиторов.

Контролирующее должника лицо (Заявитель) подало апелляционную жалобу, указав, что определение суда о включении требований кредитора в реестр является незаконным.

Возвращая апелляционную жалобу суд руководствовался положениями статей 34, 35, 60, 61.15 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» с учетом разъяснений, изложенных в пункте 14 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», и исходил из того, что заявитель, будучи лицом, в отношении которого подано заявление о привлечении к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, наделен правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, а поэтому у него отсутствует процессуальное право на апелляционное обжалование определения от 14.07.2020 о включении требований кредитора в реестр. Суд округа с выводами суда апелляционной инстанции согласился.

Между тем судами не учтено следующее:

В силу пункта 1 статьи 61.15 Закона о банкротстве, лицо, в отношении которого в рамках дела о банкротстве подано заявление о привлечении к ответственности, имеет права и несет обязанности лица, участвующего в деле о банкротстве, как ответчик по этому заявлению. В соответствии с пунктом 11 статьи 61.11 Закона о банкротстве размер субсидиарной ответственности контролирующего должника лица равен совокупному размеру требований кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов должника, а также заявленных после закрытия реестра требований кредиторов и требований кредиторов по текущим платежам, оставшихся не погашенными по причине недостаточности имущества должника.

На правовое положение контролирующего лица в связи с этим влияют два обстоятельства:
1) Совокупный размер требований кредиторов к должнику;
2) Объем конкурсной массы.

Разница между названными величинами и составляет размер ответственности контролирующего лица. Соответственно, контролирующее лицо должно обладать правом влияния на указанные величины, учитывая вменение ему ответственности за результат их соотношения.

В период с 25.05.2012 по 18.09.2017 Заявитель являлся директором должника, в апелляционной жалобе указывал, что судом первой инстанции проигнорировано определение Арбитражного суда города Москвы от 19.03.2019, в соответствии с которым заявление Гражданина о признании должника банкротом признано необоснованным. При разрешении данного спора судом установлено, что договор займа от 05.07.2013 является притворной сделкой, прикрывающей увеличение уставного капитала должника силами его учредителя.

Поскольку Заявитель может нести последствия включения в реестр необоснованных требований как контролирующее должника лицо в форме субсидиарной ответственности, при обращении в суд с апелляционной жалобой на определение суда о включении требования кредитора в реестр, он правомерно исходил из своей заинтересованности в должном формировании реестра требований кредиторов.

Контролирующее должника лицо, активно защищающее свои права в связи с возникновением обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности, не может быть лишено возможности на обращение в суд с апелляционной жалобой на судебный акт о признании обоснованными требований кредиторов со ссылкой на отсутствие статуса основного участника дела о банкротстве в соответствии с положениями статьи 34 Закона о банкротстве. Если требование кредитора будет признано необоснованным, это приведет к уменьшению размера требований к должнику, а следовательно и к уменьшению размера возможной субсидиарной ответственности Заявителя. Иного способа защиты у контролирующего должника лица в рассматриваемом случае не имеется.

Данный подход соответствует правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в постановлении от 16.11.2021 N 49-П.

Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила постановления арбитражного апелляционного суда и Арбитражного суда Московского округа, и направило дело на новое рассмотрение.

Обзор подготовлен экспертами компании ЮРКОЛЛЕГИЯ