Ликвидация кредитора в деле о банкротстве не является основанием для исключения требования из реестра
Перезвоните мне + 7 (495) 785 73 90
Ликвидация кредитора в деле о банкротстве не является основанием для исключения требования из реестра
01.03.2022

К такому выводу пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 20 декабря 2021 г. N 307-ЭС18-15392 (3) по делу N А56-67582/2015.

Определением Арбитражного суда от 24.10.2016 в реестр включено требование Кредитора. Определением того же суда от 06.07.2017 Кредитор заменен в реестре на его правопреемника – Общество.

В рамках дела о банкротстве Должника его конкурсный управляющий обратился в Арбитражный суд с заявлением об исключении из реестра требований кредиторов должника требований Общества в связи с внесением в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности данной организации.

Определением суда первой инстанции от 05.09.2020 заявление было удовлетворено, в соответствии с пунктом 1 статьи 419 ГК РФ.

Ссылаясь на нарушение его прав указанным судебным актом в связи с заключением с Обществом договора уступки права требования от 03.02.2020, Компания обратилась в суд с апелляционной жалобой в порядке статьи 42 АПК РФ.

Отменяя судебный акт суда первой инстанции постановлением от 24.0.2021 суд апелляционной инстанции исходил из того, что приобретение Обществом, не утратившим правоспособность, требования к Должнику по упомянутому договору уступки препятствует исключению данного требования из реестра до разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве.

Суд округа, учитывая отсутствие у суда первой инстанции сведений о заключенном договоре уступки, аффилированность его сторон, а также длительное бездействие по вопросу о замене кредитора его правопреемником, постановлением от 05.05.2021 оставил определение суда первой инстанции в силе.

Компания подает кассационную жалобу в ВС РФ, с просьбой отменить принятые по обособленному спору судебные акты судов первой инстанции и округа, оставив в силе постановление суда апелляционной инстанции.

Определением ВС РФ от 08.11.2021 кассационная жалоба с делом переданы для рассмотрения в судебном заседании СК по экономическим спорам ВС РФ.

Проверив материалы дела и, выслушав доводы участвующих в обособленном споре лиц, судебная коллегия приходит к выводам, что судами первой инстанции и округа не учтено следующее:

Согласно пункту 6 статьи 16 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» требования кредиторов включаются в реестр и исключаются из него арбитражным управляющим исключительно на основании вступивших в силу судебных актов, устанавливающих их состав и размер.

В соответствии с пункт 8 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 15.12.2004 № 29 «О некоторых вопросах практики применения Закона о банкротстве» возможность исключения требования из реестра, предусмотренная указанной нормой, реализуется в исключительных случаях, в частности, по заявлениям кредиторов об исключении их собственных требований из реестра.

Арбитражный суд, рассматривая заявление заинтересованного лица об исключении требований кредитора из реестра, разрешает вопрос о правомерности нахождения соответствующих требований в реестре после возникновения оснований, в связи с которыми заявитель просит данные требования исключить.

Для исключения требований кредиторов из реестра подлежат установлению безусловные обстоятельства, свидетельствующие о неправомерном нахождении требования кредитора в реестре.

Указывая на прекращение обязательств должника перед Обществом вследствие его ликвидации (статья 419 ГК РФ) в качестве основания для исключения требования из реестра, суды первой инстанции и округа не учли, что само по себе прекращение деятельности юридического лица не влечет выбытие принадлежащих ему объектов гражданских прав (статья 128 ГК РФ).

При отсутствии информации о дальнейшем использовании организацией данных объектов до прекращения своей деятельности, следует руководствоваться пунктом 8 статьи 63 ГК РФ, согласно которому оставшееся после удовлетворения требований кредиторов имущество юридического лица передается его участникам, имеющим корпоративные права в отношении данного лица (ликвидационная квота).

Определяя наличие оснований для исключения спорного требования из реестра, суды не приняли во внимание положения статьи 64 ГК РФ, предусматривающие дополнительные гарантии для кредиторов, исключенных из ЕГРЮЛ юридических лиц, а также иных лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются данным исключением.

Также, в соответствии со статьями 382 и 384 ГК РФ предполагается возможность передачи кредитором принадлежащего ему требования другому лицу по сделке в полном объеме или в части.

Таким образом, согласно статье 48 АПК РФ, исключение из реестра требования кредитора, в отношении которого в ЕГРЮЛ внесена запись о прекращении деятельности, создает препятствия для реализации заинтересованными лицами своих субъективных прав.

Следовательно, сама по себе ликвидация кредитора в деле о банкротстве не является достаточным основанием для исключения ранее принадлежавшего ему требования из реестра.


Обзор подготовлен экспертами компании ЮРКОЛЛЕГИЯ