Суды не рассмотрели доводы о мнимости договора подряда, что привело к включению необоснованных требований к должнику-банкроту
Перезвоните мне + 7 (495) 785 73 90
Суды не рассмотрели доводы о мнимости договора подряда, что привело к включению необоснованных требований к должнику-банкроту
06.07.2022

К такому выводу пришла Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ в Определении от 30 мая 2022 г. N 305-ЭС22-1204 по делу N А40-312342/2019.

16.05.2019 по заявлению Банка возбуждено дело о банкротстве Должника. 15.03.2021 было введено наблюдение. 26.04.2021 суд принял заявление Кредитора о включении его требований в реестр требований кредиторов Должника. В основу заявления положено решение Арбитражного суда города Москвы от 23.03.2021, которым удовлетворен иск Кредитора к Должнику о взыскании 25 128 216,91 руб. долга за подрядные работы, выполненные во исполнение договора, а также 3 470 447,69 руб. процентов за просрочку платежа.

Принимая решение по делу, суд исходил того, что доводы истца подтверждены договором подряда, сметой расходов, актами о приемке выполненных работ и справами о стоимости выполненных работ и затрат, договором уступки требования долга, актом сверки. На основании данных документов суд пришел к выводу, что Подрядчик по заказу Должника выполнил строительные работы и впоследствии по договору цессии уступило требование по оплате работ Кредитору.

07.06.2021 Агентство по страхованию вкладов настаивая на мнимости вышеупомянутых договоров подряда и цессии, обжаловало решение в апелляционном порядке, сославшись на пункт 24 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Постановлением апелляционного суда жалоба была оставлена без удовлетворения. Постановлением суда округа судебные акты были оставлены в силе. Не согласившись с указанными судебными актами, Агентство по страхованию вкладов обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд Российской Федерации.

По мнению Агентства по страхованию, задолженность создана искусственно для контроля над банкротством Должника, так как сумма реестровых требований кредиторов составляет 707 808 145,76 руб. и при условии удовлетворения всех требований Кредитора в размере 455 692 064 руб. это предоставило бы ему возможность существенно влиять на банкротство Должника и распределение конкурсной массы в ущерб независимым кредиторам.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы судебная коллегия пришла к следующим выводам:

В условиях банкротства должника и конкуренции его кредиторов возможны ситуации, когда судебные споры инициируются по мнимой задолженности с целью получения внешне законного судебного акта для включения в реестр требований кредиторов. Подобные споры характеризуются представлением минимально необходимого набора доказательств, пассивностью сторон при опровержении позиций друг друга, признанием сторонами обстоятельств дела или признанием ответчиком иска и т.п.

Задолженность, присужденная судом ко взысканию по мнимому договору, нарушает имущественные права других кредиторов.

При рассмотрении дел о банкротстве в судебной практике применяются различные правовые механизмы, один из которых - право конкурсного кредитора, требование которого принято к рассмотрению судом, обжаловать судебный акт, на котором основано заявленное в деле о банкротстве требование иного конкурсного кредитора (пункт 24 постановления N 35, постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.02.2013 N 12751/12 и от 08.06.2010 N 2751/10). Реализуя это право, лицо, обращающее с соответствующей жалобой по делу, в котором оно до этого не принимало участие, может представить новые доказательства и заявлять новые доводы в обоснование своей позиции по спору.

Ввиду того, что оспаривающие судебный акт кредиторы не являлись участниками правоотношений по спору с должником, инициированному конкурирующим с ними кредитором, они ограничены в возможности представления доказательств, подтверждающих их доводы. В то же время они должны заявить такие доводы или указать на такие прямые или косвенные доказательства, которые с разумной степенью достоверности позволили бы суду усомниться в достаточности и достоверности доказательств, представленных должником и имеющим с ним общий интерес кредитором.

Именно поэтому Агентство по страхованию вкладов ссылалось на следующие признаки мнимости:

  • наличие у общества Подрядчика признаков «фирмы-однодневки», указанных в приказе ФНС России;
  • отсутствие у Подрядчика ресурсов, необходимых для выполнения работ;
  • отсутствие косвенных доказательств подрядных правоотношений: лицензий на выполнение работ, документов об участии подрядчика в саморегулируемой организации, допусков к выполнению работ на объекте, журналов учета работ и т.п.;
  • отсутствие в бухгалтерской документации сведений о задолженности, о прочих обстоятельствах, подтверждающих выполнение подрядных работ.

Однако, при разрешении данного судебного спора суд апелляционной инстанции по существу основывался на минимальном объеме формальных доказательств, обычно предъявляемых истцами при доказывании долга по оплате подрядных работ.

Ошибочность такого подхода неоднократно признавалась Верховным Судом Российской Федерации (определения от 13.07.2018 N 308-ЭС18-2197, от 06.09.2016 N 41-КГ16-25, от 25.07.2016 по делу N 305-ЭС16-2411, от 17.05.2016 N 2-КГ16-2) с указанием на то, что мнимая сделка характеризуется правильным оформлением сторонами всех документов при отсутствии у них намерений создать реальные правовые последствия, обычные для тех или иных сделок. Волеизъявление сторон мнимой сделки не совпадает с их внутренней волей и сокрытие действительного смысла сделки находится в интересах обеих её сторон. В связи с этим установление несовпадения воли с волеизъявлением относительно обычно порождаемых такой сделкой гражданско-правовых последствий является достаточным для квалификации ее в качестве ничтожной.

При рассмотрении вопроса о мнимости подрядных правоотношений суду необходимо принимать во внимание и иные документы первичного учета, а также другие доказательства, прямо или косвенно подтверждающие фактическое выполнение подрядчиком работ в интересах заказчика, в том числе и потенциальную возможность подрядчика выполнить такие работы: наличие у него соответствующего персонала, техники, материалов и т.п. Особое значение приобретают именно косвенные доказательства, так как исходя из предмета спора прямые доказательства, как правило, ставятся под сомнение.

Суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по подряду. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения к должнику-банкроту необоснованных требований.

Вопреки указанным правовым нормам, апелляционный суд не рассмотрел доводы о мнимости договора подряда и не дал им оценки, а окружной суд не исправил эту ошибку. Судебная коллегия Верховного суда РФ отменила постановления судов апелляционной инстанции и округа, дело передано на новое рассмотрение.

Обзор подготовлен экспертами компании ЮРКОЛЛЕГИЯ